GrinbergGallery.com Rus | Eng info@grinbergphotos.com
Галерея Выставки Авторы галереи События Публикации Для клиентов Контакты

NO MAN'S LAND. Пресс-релиз

29 мая—2 июля 2014 года

Обоих молодых, но уже вполне признанных художников объединяет не только приверженность вполне традиционной, на первый взгляд, фигуративной живописи, но и общность сюжетов. И Юлия Малинина, и Павел Отдельнов пишут архитектурные пейзажи, схожие, прежде всего, своей принципиальной безлюдностью. Полотна Юлии Малининой представляют промышленную архитектуру – заводы и фабрики. Ее живопись может напомнить «Индустриальные археологии» немецких фотографов-концептуалистов Бернда и Хиллы Бехеров, с начала 1960х годов снимавших по большей части заброшенные памятники завершившейся промышленной эры – эпохи, не оставившей после себя дворцов, соборов и других, более привычных, монументов. Сама фигуративная живопись у Юлии Малининой выглядит своего рода реконструкцией художественного языка модернизма ХХ века – будь то американский реализм Эдварда Хоппера или Чарльза Шилера или метафизические ландшафты Джорджо де Кирико.

Павел Отдельнов, чей художественный язык так же находится на пересечении фотографической и живописной эстетик (сам он признает влияние как современного фотографа Андреаса Гурски, так и «русского поп-артиста», живописца Михаила Рогинского), так же исследует архитектуру, которой суждено стать монументами следующей, постиндустриальной эпохи, так же не оставившей после себя дворцов и соборов. Его живопись посвящена памятникам не производства, но потребления и коммуникаций: Павел Отдельнов пишет торговые центры на окраинах, заправочные станции и автострады. Впрочем, красота, которую художник находит в этих объектах, совсем недавно отметивших собой наше жизненное пространство, далека от поп-артной иронической апологии броской эфемерности настоящего момента. Его полотна столь же безлюдны, как и индустриальные ландшафты Юлии Малининой и так же кажутся не столько знаками настоящего времени, сколько монументами минувшей эпохи. Фабрики без рабочих, торговые центры без покупателей, дороги без машин выглядят руинами современности – но и ничейными землями, открытыми для исследования, покорения, обживания. Фабричная архитектура, пустовавшая по окончании промышленной эры, не так давно нашла новое применение – в бывших заводах и электростанциях размещаются, как известно, музеи современного искусства и арт-кластеры. Вполне возможно, что к концу нашего века такая же участь постигнет заброшенные торговые центры, чья крикливая архитектура к тому времени так же обретет ностальгическое очарование.